Научно-исследовательский и проектный центр Генерального плана Санкт-Петербурга
  Сделать стартовой Добавить в избранное Русский Русский English English На главную   Карта сайта   Написать письмо
 

 



Поиск по сайту

 


Пространственное планирование как инструмент устойчивого развития Российской Федерации

         Последовательное превращение человеческой цивилизации в городскую и поглощение урбанизационными процессами всё больших участков земной поверхности выдвигает требование обеспечения условий для устойчивого развития городов, как важнейшего компонента устойчивого развития индустриального и постиндустриального общества. При этом под устойчивым развитием понимается сохранение и улучшение качеств окружающей природной среды, создание условий для всестороннего развития личности, повышения благосостояния населения и накопления общественного богатства.

         Следовательно, социальная задача обеспечения устойчивого развития населённых мест разбивается на совокупность мероприятий по расширению систем инженерно-транспортной и социальной инфраструктуры, в т.ч. комплексного оздоровления среды, инженерного благоустройства, торгового, культурно-бытового и транспортного обслуживания, здравоохранения, общего и профессионального образования, диверсификации структуры трудоприложения и отдыха, сохранения и восстановления качества окружающей среды.

         Все перечисленные мероприятия в рамках планирования развития коммунального хозяйства немыслимы вне соответствующих градостроительных преобразований. Рост жилищной обеспеченности, комфорта среды, расширение градообразующих и градообслуживающих предприятий сопровождаются активной инвестиционно–строительной деятельностью в разных отраслях экономики. Эта деятельность связана как с новым строительством объектов различного назначения, так и с реконструкцией сложившейся среды.

         Таким образом, обеспечение устойчивого развития населенных мест напрямую зависит от активности градостроительных преобразований. При этом эффективность и целесообразность таких преобразований должны определяться в процессе их социально-экологической и социально-экономической оценки. Каждая функция любого земельного участка и любого имущественного комплекса не только требует затрат природных, как возобновляемых, так и не возобновляемых, прежде всего, компенсаторных ресурсов, единовременных и текущих затрат на содержание объекта и поддержание его в рабочем состоянии, но и обеспечивает свою долю общих доходов населённого места и либо участвует в создании, поддержании и расширении условий устойчивого развития, либо нет.

         Документы по территориальному планированию любых административных образований и населённых мест, а также проекты планировки территорий городов, разрабатываемые в целях обеспечения условий устойчивого развития поселений, неизбежно должны содержать комплексную оценку эффективности градостроительных решений, в т.ч. социально-экологических последствий их реализации.

         Введенное Градостроительным кодексом Российской Федерации понятие «территориальное планирование», как первая фаза градостроительной деятельности, является прямым аналогом общемирового процесса «пространственного планирования», который предполагает создание в конкретных национальных масштабах правового поля и системы управления эффективным и устойчивым природопользованием, размещением и развитием элементов отраслевой структуры экономики, сети населенных мест, инженерно-транспортного и энергетического обеспечения территорий.

         Включение России в этот расширяющийся глобальный процесс, отражающий уровень озабоченности ведущих мировых держав проблемами устойчивого и экологически сбалансированного развития, открывает хорошие перспективы интеграции страны в общепланетарную систему разделения труда на основе эффективности использования имеющихся природных и социальных преимуществ и ресурсов государства.

         Таким образом, территориальное (пространственное) планирование выступает в виде средства обеспечения эффективного и устойчивого социально-экономического развития России, которое предполагает последовательную трансформацию пространственной организации и отраслевой структуры экономики страны. Несоответствие пространственной организации России требованиям рыночной экономики фактически оказалось одной из основных причин острого системного кризиса переходного периода 90-х годов прошлого века.

         Территориальное планирование, следовательно, выступает как важнейшая функция государственного управления на федеральном и региональном уровнях и является приоритетной стратегической задачей местного самоуправления.

         Пространственное устройство страны в целом, отдельных регионов и населенных мест, обуславливает отраслевую структуру национального хозяйства, затратность ВВП и степень интеграции Российской Федерации в мировую экономику. В то же время пространственное планирование играет роль государственного обеспечения конституционного права граждан России на здоровую и безопасную среду обитания, иных имущественных прав и экономических свобод населения.

         Острая необходимость ускорения темпов социально-экономического развития определяет актуальность разработки национальной стратегии пространственного переустройства страны на базе углубления рыночных механизмов и комплексного использования следующих ресурсов роста:

  • выгод и преимуществ геополитической макроэкономической ситуации;
  • природного, научно-технологического, производственного, инвестиционного, социального и экологического потенциалов;
  • созданной материально-технической базы гражданского, производственного, транспортного, энергетического, коммунального и оборонного назначения.

         Цель разработки стратегии пространственного переустройства страны заключается в определении основных направлений государственной поддержки развития отраслей национального хозяйства, размещения производительных сил, задач федеральных и региональных органов управления по эффективной пространственной организации подведомственной материально-технической базы и расселения, а также в установлении необходимых и обоснованных объемов и приоритетов развития территориальной, отраслевой структуры и основных фондов национального хозяйства, обеспечивающих реализацию государственных функций и задач, в том числе основных параметров и показателей градостроительного и социально-экономического развития регионов Российской Федерации.

         В процессе разработки стратегии пространственного переустройства страны должны быть решены следующие задачи:

  •  определения роли Российской Федерации в территориальной организации мировой экономики, установления необходимого и достаточного уровней пространственного распределения национального достояния, требований и параметров устойчивого социально-экономического развития страны;
  •  проведения комплексного анализа природно-ресурсного и социально-экономического потенциалов страны, их регионального распределения, определения эффективного использования основных фондов различного назначения и степени допустимого экологического воздействия на окружающую среду в различных природно-хозяйственных зонах, выделения приоритетов регионального социально-экономического развития;
  •  разработки комплексных схем пространственного устройства (территориального планирования) Российской Федерации, отдельных природно-хозяйственных зон и регионов, связанных с территориальным обеспечением государственных функций федерального и регионального уровней, сохранением экологического равновесия и ведением рационального природопользования, оздоровлением окружающей среды, поддержанием обороноспособности, экологической независимости, социально-политической стабильности, продовольственной безопасности, государственной целостности, транспортно-коммуникационной связности и устойчивости систем расселения, оптимизацией численности и распределения населения, административно-территориальной организации страны.

         Разработка стратегии пространственной организации (схемы территориального планирования) Российской Федерации должна заменить Генеральную схему расселения на территории России, обеспечить преемственность ее основных положений с учетом новой геополитической и макроэкологической ситуации, стратегических вызовов первой половины 21 века. Внеотраслевой комплексный характер схемы территориального планирования (переустройства) страны должен дать возможность Правительству Российской Федерации определить на прогнозируемый период основные параметры федерального бюджета, плановые показатели для отраслей экономики и социальной сферы, установить национальные инвестиционные приоритеты и задания социально-экономического роста для субъектов Российской Федерации, содержание межбюджетных отношений, структуру и региональные особенности налоговой политики, необходимые экологические механизмы и организационные мероприятия, направленные на оптимизацию территориального устройства страны, сформировать систему федеральных и региональных интересов для учета в территориальном планировании муниципальных образований и отдельных поселений.

         Развитие методологии градостроительной деятельности в условиях глобализации процессов природопользования, когда массоэнергообмен в биосфере в большей мере оказывается зависимым от неравномерности экономических потенциалов государств, их пространственного распределения и достигнутого технологического уровня промышленного и сельскохозяйственного производств, должно следовать в направлении расширения сферы проектного моделирования и решения задач обеспечения устойчивого функционирования территориальных образований.

         Анализ космических снимков Земли, проведенный американскими исследователями, показал, что только на одной третьей части суши пока не обнаруживается сколько-нибудь заметных следов хозяйственной деятельности. Другие источники относят половину всех ландшафтов к культурным, т.е. в значительной степени измененным человеком. Не является исключением из общепланетной тенденции и Россия.

         Этот факт иллюстрирует, с одной стороны, объемы хозяйственной деятельности и преобразования природы, с другой – меру ответственности национальных администраций всех уровней за подготовку и принятие решений в области территориального устройства, природопользования и формирования искусственной среды обитания человека. Совокупность локальных трансформаций окружающей среды, количественных и качественных параметров массоэнергообмена внутри биосферы вследствие реализации крупных хозяйственных решений и развития населенных мест приводит к последствиям общепланетарного масштаба.

         Космическое научное видение Земли, перешедшее в практическую плоскость во второй половине ХХ столетия, привнесло в современное обыденное сознание систему представлений о единстве органического и неорганического миров, взаимообусловленности и социальной управляемости их эволюции. Общераспространенными являются сведения о пространственных, материальных и энергетических пределах социального развития, а также о роли человечества в глобальных изменениях состояния биосферы. Расширение экологических движений в мире можно рассматривать как проявление социальной установки на поиск форм, методов и механизмов управления качеством окружающей среды в целях создания и поддержания условий для совместной прогрессивной эволюции двух взаимодействующих частей биосферы – Природы и Общества.

         Взаимовлияние природных и антрогенных структур и процессов, отсутствие надежных знаний о многообразии проявлений и глубине нарушающих воздействий хозяйственной деятельности - значительно затрудняют разработку системы управления социальной эволюцией биосферы и ее последовательное формирование на общепланетарном, континентальном, национальном, региональном и локальном уровнях.

         Природопреобразующая функция человеческого общества в биосфере реализуется через исторически расширяющиеся масштабы урбанизационно-хозяйственной деятельности, регулируемой в настоящее время с помощью профессионального аппарата градостроительства. Следовательно, в современных условиях градостроительство становится единственным комплексным средством управления социальной эволюцией биосферы. Знание законов биосферы должно вооружить человечество теорией и методами формирования окружающей среды, производства жизненных ресурсов в достаточных для прогрессивного развития объемах.

         В настоящее время ограниченные возможности природы сохранять пригодные для жизни человека параметры среды, требуют нового импульса развития теории Архитектуры Земли.

Современное градостроительство должно использовать фундаментальные положения естествознания, закономерности функционирования и развития биосферы как чрезвычайно сложно организованной природно-социальной системы.

         Освоение творческого наследия академика В.И. Вернадского в области практического использования закономерностей эволюции биосферы Земли дает ключ к раскрытию перспектив развития градостроительства и его природопреобразующей функции. Этот ключ – условие сохранения и улучшения структуры баланса вещественно-энергетических и антропогенных связей.

         Общая тенденция развития биосферы Земли – закономерное последовательное расширение занятого жизнью пространства, усложнение организованности как живой, так и неживой материи, совершенствование ее форм, рост массы биосферы.

         Данной природной тенденции противодействуют распространенные до сих пор методы расширенного воспроизводства. Следствием этого является повсеместная хозяйственная специализация биосферы, интенсивная эксплуатация имеющихся природных ресурсов и устоявшихся биогеохимических процессов. В результате такой хозяйственной деятельности упрощается структура биоты и ухудшается качество среды. Во все возрастающих объемах идет уничтожение лесов и эрозия форм растительности и животного мира, изымание пресной воды из глобального гидрологического цикла, расширенное вовлечение в геохимические реакции углеводорода, азота, фосфора, серы, свинца, других химических элементов, в том числе тяжелых и радиоактивных, опасных, искусственно созданных, органических и неорганических соединений.

         Необходимость обеспечения условий коэволюции Природы и Общества на общепланетарном, континентальном, региональном и локальном уровнях указывает на важность осознанной и целенаправленной деятельности по формированию ноосферы – сферы проявления человеческого разума, как ее определил академик В.И. Вернадский. Он называл ноосферу закономерным этапом развития биосферы Земли. Ноосфера, по Вернадскому – это область сознательной целеустремленной природопреобразующей деятельности.

         Разработка теоретических основ ноосферогенеза должна стать расчетной базой для проектного моделирования и организации землепользования, размещения производственных комплексов, инженерной и транспортной инфраструктуры, выбора оптимальных форм расселения, экологически безопасного и экономически целесообразного варианта планового рисунка территории, функционального назначения отдельных участков и зон.

         Соответствие уровня развития средоформирующей деятельности научно-техническим, экономическим и экологическим возможностям, социальным потребностям преобразования биосферы из стихийных, порой драматических, корреляций должно перейти в стадию осознанно используемого объективного закона совместной прогрессивной эволюции Природы и Общества. На основе этого закона общество должно постоянно регулировать свои институты и механизмы, экономически корректировать их деятельность в целях достижения экологической сбалансированности хозяйственных структур и расселения.

         Современный уровень знаний о закономерностях развития биосферы Земли и взаимодействии ее компонентов свидетельствует о недостаточности простого контроля за соблюдением планировочных, гигиенических нормативов, правильностью определения категорий, размеров и конструкций санитарно-защитных полос, взаиморазмещения производственных, энергетических, сельскохозяйственных, коммунальных, складских, селитебных, рекреационных, водохозяйственных, лесопарковых и лесоэксплуатационных зон, транспортных и инженерных устройств и сооружений. Такой контроль не гарантирует не только последовательного улучшения качества среды, но и постепенного высвобождения жизненных ресурсов в целях дальнейшего социально-экономического развития территорий. Он не предполагает активного использования закономерностей массоэнергообмена в каждом конкретном природном комплексе, а тем более управления этим процессом. Экологическому анализу в современных условиях должна подвергаться вся проектируемая градостроительная структура в целом, а также степень ее влияния на совокупность, качество, количество и направленность миграционных процессов в биосфере.

         Проектное моделирование будущих планировочных структур градостроительных объектов следует вести с позиций максимально возможного вписывания технологических процессов природопользования в естественные процессы массоэнергообмена в биосфере. Это условие, как показывает современная мировая практика, выполнимо. Для достижения экологической сбалансированности градостроительных структур необходимо установление пределов антропогенной стимуляции естественных вещественно-энергетческих обменных потоков. Знание лимитов по всем видам природных ресурсов важно для проектного моделирования и формирования экологически сбалансированных структур расселения, энергетического и материального производства, производства продуктов питания, организации рекреационной деятельности, транспортных и инженерных сетей.

         Совпадение направлений антропогенно обусловленной и природной вещественно-энергетической миграции, где первая выступает как нормируемая часть второй, является основным условием достижения экологического равновесия градостроительных структур. Эти структуры можно определить через функционально-планировочную организацию территории и выразить через плановый рисунок каждого градостроительно и хозяйственно преобразованного участка земной поверхности. Плановый рисунок представляет собой уникальное сочетание природного и антропогенного каркасов территории и комбинации различных функциональных зон. Из всех возможных комбинаций элементов планового рисунка территории в процессе разработки проектно-планировочного решения должна быть найдена область экономико-экологических оптимальных сочетаний, размеров и конфигураций всех функциональных ячеек, а также плотности каркасной сети. Это значит, что установленная экономически целесообразная функциональная структура градостроительного объекта должна быть вписана в экологически допустимую решетку инженерно-транспортной инфраструктуры, природных осей и границ.

         Таким образом, экологическое качество планового рисунка градостроительной структуры проявляется в степени его соответствия допустимому уровню преобразования исходных вещественно-энергетических миграционных потоков в окружающей среде. Весь объем антропогенных вещественно-энергетических потоков в биосфере должен быть сбалансирован с ее компенсаторными возможностями. В практическом смысле это не только необходимость, но и единственная возможность компенсации урбанизационной и хозяйственной деятельности развитием высокопродуктивных форм растительности и улучшением качества почв, поверхностных и подземных вод, обеспечивающих нейтрализацию дополнительно привнесенных в биосферу объемов энергии, органических соединений и минеральных веществ.

         Географические условия места и климат определяют состав почв, фито- и биоценозов, при этом наличие и движение водных ресурсов оказывается важнейшим признаком классификации природных образований и геохимической активности естественных миграционных процессов.

Поэтому бассейны стоков наилучшим образом подходят для выделения устойчивых природных комплексов. Они имеют необходимую уровневую иерархическую структуру, относительную самостоятельность элементов, устойчивость и организованные связи. Внутри бассейна на ландшафтном уровне и ниже наблюдается общность компонентов природной среды: геологического строения, рельефа, почв, растительности, микроклиматических условий, животного мира, а также постоянство динамических процессов.

         Иерархичность системы бассейнов стоков дает возможность единообразно в методическом плане связать их с территориальными уровнями градостроительных исследований, Н.Г. Олдак показал, что водосбор можно рассматривать как наиболее общую границу экологического районирования территории. Социально-экономические системы – поселения, промышленные и сельскохозяйственные зоны – «лепятся» к речным системам как важнейшим источникам водных ресурсов. Поэтому границы водосборов могут выступать в качестве границ биосоциального районирования территории.

         Конечной единицей членения – биосоциальным таксоном – следует признать хозяйственный и территориально-производственный комплекс в границах водосбора.

         Такая постановка вопроса о связи природного районирования, проводимого в целях экологически сбалансированной организации хозяйственной деятельности и расселения, с иерархией водосборных бассейнов может существенно повлиять на всю территориальную организацию общества.

         Отсюда следует, что в соответствии с общей тенденцией эволюции биосферы к физико-географическим задачам градостроительного проектирования можно отнести разработку моделей преобразования плановой (ландшафтной) структуры местности в направлении увеличения степени ее организованности и обеспечения как можно более высокой продуктивности экосистем компенсаторных зон, связанной с ростом их поглощающей и репродуктивной способности. Это значит, что проектируемая структура территории должна быть более развитой и сложнее организованной, чем исходная. При этом наибольшая дробность плановой структуры территории определяется минимальной величиной ее элементов, при которой они сохраняют необходимое функциональное качество и компенсаторную способность. Таким образом, задачами градостроительного проекта при сохранении общей тенденции развития биосферы Земли и повышении устойчивости экосистем являются: последовательное усложнение организованности биосферного комплекса путем иерархической соподчиненности и разветвленности плановой структуры при использовании границ природных естественных и антропогенно измененных ландшафтов, а также улучшение качественных характеристик земной поверхности и повышение продуктивности компенсаторных экосистем.

         Важнейшей объективно фиксируемой характеристикой любого элемента плановой структуры территории является величина альбедо поверхности – показателя отражения светового потока.

         Рассматривая отражательную способность каждого функционального участка как его объективную исторически конкретную характеристику наряду с величиной, конфигурацией, структурой и текстурой, градостроительное проектирование получает возможность создания модели вариантов прогнозируемой организации территории, соответствующие конкретно-временному состоянию и содержанию любого природно-антропогенного комплекса.

         В практическом смысле это означает, что в процессе проектирования на фоне увеличения дробности планировочной структуры необходимо сохранение баланса отражательной способности местности. Этот баланс должен достигаться оптимизацией функциональной структуры территории, взаиморазмещения лесных (озелененных), сельскохозяйственных, застроенных зон и акваторий.

         Взаимодействие природных и антропогенных составляющих планового рисунка территории должно строиться с использованием принципа «поляризации ландшафтов», взаимопроникновения экологического и урбанистического каркасов. В целом в проектном решении важно не допустить опустынивания и заболачивания местности, крупномасштабного однородного зонирования, упрощающего организованность биосферы.

         Целостный подход к проектному определению ограничений ландшафтных преобразований обуславливает выбор территориального объекта исследования на природной основе. Это значит, что административно-территориальное деление страны как средство формирования структуры земельных отношений должно накладываться на естественно-географическую организованность континента и использовать полученные для элементов природной базы рекомендации по балансу землепользования и сложности ландшафтного рисунка территории.

         Таким образом, обосновывается необходимость специальных планировочных исследований и разработок схем функционального зонирования территории на межрегиональном федеральном уровне, предмет которых – крупные речные и озерные бассейны, другие природные системы.

         Необходимость обеспечения устойчивого поверхностного и подземного стока выступает существенным ограничительным фактором землепользования. Так, если в целом по равнинному бассейну в среднеширотных условиях при современном технологическом уровне природопользования требуется резервировать не менее половины его площади для водоохранных, рекреакционных и иных экологических целей, то возможности размещения основных функций, определяющих качественные характеристики поверхности, в разных зонах бассейна будут существенно отличаться.

         Верхнюю треть бассейна такой реки следует сохранить как зону ее питания. Бассейны рек первого и второго порядка должны иметь только водоохранное значение.

         В средней зоне бассейна допускаются разные виды землепользования в сопоставимых пропорциях. Ведущими функциями здесь будут лесохозяйственные (с обязательным лесовостановлением), рекреационные и агропромышленные при относительно незначительной доли урбанизированных территорий.

         Нижнее течение реки – это зона преимущественного развития сельского хозяйства, преобладания городской формы расселения, крупных производственных, энергетических и рекреационных комплексов. Лесные угодья и природоохранные объекты здесь в балансе территорий не являются ведущими категориями земель.

         Очевидно, что добиваться качественного разнообразия среды необходимо, прежде всего, в средней и нижней частях бассейна, используя для этого возможности расчленения крупных функциональных зон элементами экологического каркаса территории.

         Северная ориентация крупных рек России вносит свои коррективы в описанную модель. К активному хозяйственному использованию можно отнести только южные районы среднего течения этих рек. Зоны их нижнего течения допускают незначительные по объему антропогенного воздействия щадящие методы природопользования, сохранение форм традиционного для этих мест хозяйствования. Верховья рек рассматриваются только как область их питания. Здесь хозяйственная деятельность должна быть сведена к минимуму.

         Эти основные рекомендации по структуре землепользования в пределах крупных природных комплексов России необходимо детализировать и конкретизировать для каждого административно-территориального образования. Они будут служить базой формирования экологически допустимых земельных отношений и параметров градостроительного развития.

         Определение рациональной структуры землепользования в пределах всего бассейна и его частей служат основой для сравнения с исходной ситуацией и разработки системы мероприятий по регулированию и направлению процессов преобразования окружающей среды. Необходимо выявление и ранжирование участков, функциональное использование которых противоречит организации экологически сбалансированной структуры землепользования, определение величины средств и материальных ресурсов для их трансформации, установление источников получения этих средств и ресурсов, разработка необходимых юридических норм и принятие административных решений.

         Современное состояние использования земель в России в целом можно охарактеризовать как расточительное и неэффективное. Оно носит явно антирыночный характер и определено фактически бесплатностью предоставлявшихся хозяйствующим субъектам земельных и иных ресурсов. В этом свете закрепление в собственности явно излишних земельных участков, связанное с процессом приватизации народнохозяйственного имущественного комплекса, без надлежащих механизмов и стимулов к их эффективному использованию будет объективно тормозить развитие, и противодействовать тенденциям экономического роста. Оформление землепользования в рыночных условиях требует ориентации на удельные отраслевые (функциональные) нормативы доходности, съема продукции и объема услуг, приходящиеся на единицу площади участка. На базе таких нормативов может строиться экономическая политика для субъекта Российской Федерации и муниципального образовании, определяться льготы и стимулы развития предприятий одних отраслей хозяйства и устанавливаться ограничения для других видов в виде повышенных ставок земельных или рентных платежей. Неисполнение нормативных показателей доходности предоставленных участков влечет за собой изъятие и функциональное перепрофилирование неэффективно используемых территорий, а следовательно и планировочную реконструкцию системы поселений, отдельного городского организма, уплотнения его ткани.

         Социалистический период развития городов России отличался чрезмерной расточительностью землепользования. Неселитебные функциональные зоны, сегодня, занимают обычно до 60% площади населенных мест.

         Некомпактная в целом застройка российских городов сопровождается гипертрофией стоимости развития и поддержания централизованных систем инженерного оборудования, увеличенным объемом внутригородских перевозок и их большой дальностью, что не может не сказываться отрицательно на уровне затрат совокупного валового продукта и играет наряду с другими условиями неэффективной организации хозяйственного комплекса страны роль ограничительного фактора для роста благосостояния трудящихся.

         Населённые места с их развитыми системами инженерного жизнеобеспечения представляют собой концентрацию потенциально опасных объектов, как бы специально изначально подготовленных для развития чрезвычайных ситуаций. Существующая нормативная база пространственной организации населённых мест, казалось бы, должна учитывать и минимизировать риски социальной дестабилизации и техногенных экологических катастроф. Однако, это не так, в современных условиях складывается опасная для городов ситуация: функциональная чересполосица экологически опасных объектов, объектов жизнеобеспечения, жилых и общественно-деловых зон, пересечения трасс коммуникаций и излишняя централизация инженерных сетей, недостаточная техническая оснащённость

 

Новости

06-05-2021

С Днем Победы!

Подробнее

29-04-2021

Конференция «Экологические тренды в развитии города и агломерации»
27 апреля 2021 года в Санкт-Петербургском Союзе архитекторов состоялась IV конференция формата: &laq...

Подробнее

Все новости


   
 

Создание сайта : Codens.ru
Copyright © Санкт-Петербургское государственное казенное учреждение 
"Научно-исследовательский и проектный центр Генерального плана Санкт-Петербурга", 2016